12/04/21 Автор: Johnny Fist

"Боже, что за вечеринка?!"

В доме у Флоранц всегда было тихо. Она не любила громких гуляний, толпу людей и общество, которое бы ей было незнакомым и которое бы много употребляло алкоголя. Про другое она вообще боялась вспоминать. И хоть её двухэтажный особняк был довольно просторным и лакомым местом для её одиноких подружек, которые так и норовили привести в её дом парней и других девушек, закатить гуляние и как следует «сорвать крышу до самого утра», сама Флоранц всячески избегала подобных предложений и никак не соглашалась на подобную авантюру.

Аргументы в ход шли разные: и её одиночество, и неуважение к подругам, и возможность хоть раз в год как следует оторваться, чтобы потом было что вспоминать. Неоднократно она это всё слушала, но никак «не ломалась». В ответ на их аргументы, она противоставляла уборку после, разбитую фурнитуру, затратность по деньгам и своё элементарное нежелание. Последнее, по мнению её подруг, было самым слабым аргументом.

Контраргументом стал, как вы можете догадаться, парень. Девочки нашли и подговорили своего старого приятеля проявить некоторые пассы внимания к Флоранц.

Сразу стоит сказать, что она была далека от идеала, не в пример от своего дома. Так за спиной у неё глаголили подруги. Они знали, да и сама Флоранц знала, что природа на её внешности отдохнула. А стресс, который заедается сладким, добавил ей лишних килограммов. В общем, в их компании она была чёрным лебедем. А в каждой женской компании одна такая быть должна. Если не для разнообразия, так для комплекта и для создания необходимого контраста. Флоранц была, как бы это не звучало обидно, тем самым контрастом. И от части она это и сама понимала. Поэтому внимание подтянутого красавца для неё сперва стало неожиданностью. Потом неожиданность сменилась удивлением. Потом было принятие и согласие со всем, что ей «вливали» в уши. На это и был сделан расчёт. Поэтому на грандиозную тусовку у себя дома она согласилась легко. Тем более новоиспеченный кавалер обещал принести дорогое французское вино только для них двоих. Ну какая девушка от такого устоит?

Дальше была большая тусовка в доме Флоранц со всеми вытекающими последствиями.

Далее автор, то есть Я, не будет описывать в одном ключе тусовку и вообще всё происходящее в доме. Давайте представим, что эту историю далее описывают разные авторы, которые известны широкому кругу читателей (а если нет, рекомендую прочитать) и как бы история продолжилась, описывай её тот или иной автор.

Начнёт, а вернее, продолжит повествование Чингиз Абдуллаев (современный Бакинский писатель).

Флоранц, когда тусовка была в разгаре, заперлась у себя в комнате. Она не любила всё еще громких тусовок и предпочитала в тишине почитать книгу. Пока внизу гости гуляли и развлекались, Флоранц у себя в комнате тихо лежала и читала книгу.

Музыка с низу ей мешала и чтобы отвлечься, она решила принять душ. Флоранц была из тез людей, кто не любила принимать ванну, а принимала исключительно горячий душ. Это была привычка, которую она в себе выработала годами.

Стоя под горячим душем, она вспоминала как некогда самая сильная армия в Европе, французская армия, во время Второй мировой войны буквально за считанные дни сдалась Гитлеру и его армии. Она переживала, что её страна, которую она знала по книгам и по пересказу бабушки, больше никогда не будет прежней. Нынешние властители не ценят истории прошлого и пытаются навязать свою линию. Мозг Флоранц, мозг настоящего аналитика, который досконало помнил все детали и той войны, и периода восстановления некогда могучей страны. Это было больно и печально.

Дверь в ванную неожиданно открылась с легким скрипом. В ванную зашел Франс бутылкой вина. Он был абсолютно голым. Флоранц посмотрела ему нижи живота. Его размеры были великолепны. Его смелость выдавала в нём мужчину, который с женщинами всегда на «ты». Хоть Флоранц давно не была в отношениях, она избегала любой интимной связи. Но сейчас был не тот случай. Ей не хотелось оставаться одной, когда внизу шумела музыка. Она открыла дверь в ванную кабину и поманила Франса к себе. Бутылка вина, горячий душ и он. Что еще ей надо было для счастья?!

Франс был великолепен. Он сделал всё куда медленнее, чем Франция в 40 году. Она знала, что это может не повториться больше никогда. Она была адептом старой школы, когда женщина сама выбирает, а не мужчина.

На этом часть Абдуллаева заканчивается.

Следующий автор, который был продолжил начатую историю про Флоранц, будет Лев Толстой.

Дом, в котором жила Флоранц, был эталоном Французской архитектуры. Высокие потолки, колоны на входе, утончённый мраморный цвет краски, которой были покрашены ставни. Дух эпохи барокко сохранялся в каждой детали дома.

Четыре окна на первом этаже, выполненные из белой рамы, со вставленными стёклами с узором, сделанными ведущими мастерами Франции, создавал впечатление, что дом был предназначен для герцогини. На втором этаже окон было меньше. Три. Но и они были сделаны по-особенному. Они отличались по цвету и по фактуре от окон на первом этаже. Дуб, из которого были сделаны ставни, был выбран не случайно. Это был дуб, который рос вместе с бабушкой Флоранц в Италии. Когда они переезжали, они попросили плотника срезать 200-летнее дерево и сделали из него оконные рамы на втором этаже своего роскошного особняка.

Двери тоже были не простыми. Это Ирландский орех. И на первом, и на втором этаже все двери были сделаны из ореха. Хотя двери были поставлены 20 лет назад, но они по-прежнему сохраняли тот запах, который имеет Ирландский орех.

Вокруг дома был небольшой участок, который был засажен различной растительностью. Лучшие цветы Франции были тут. Флоранц имела утонченный вкус. Особенно она не любила красный и желтый цвет. Потому цветы в таком исполнении напрочь отсутствовали среди всех цветов.

На этом Толстой закончил.

Следующий автор – А.С. Пушкин.

Эх, Флоранц,

Как Русь родная.

Знала горе и печаль.

На прохвосте и прохвостках,

Утоли свою печаль.

Что ж ты девица такая,

Слушать любишь наугад.

Ты б к полудню, озорная,

Распустилась, как не взять.

Как не взять тебя такую

Круглолицую, лихую.

Да по лету, под луной,

Мы с тобой дали б бой.

Одиночеству и скуке,

Холостой, простой разлуке.

Затрещала б пьяна рать,

Мы б с тобой…ух, насрать.

Любо, девица, глядеть,

На хмелю с тобой гудеть.

Потихоньку, помаленьку,

Не мешало б похудеть.

Я вернусь, меня ты знаешь,

Я кутила еще тот.

Только если не вскочу я,

Знай, чтоб плод твой еще тот.

На этом Пушкин всё.

Автор бы хотел бы еще чьими-то словами продолжить историю про Флоранц и её подруг, но после Пушкина любые авторы меркнут. Если только не Подерв’янський.