01/05/21 Автор: Johnny Fist

"Последний медовый месяц"

- Герман, что происходит? – быстро спросила Татьяна, судорожно вытирая кровь со своего лба.

- Мы пропали, - хладнокровно ответил Герман.

Всё его лицо было залито кровью. Белая рубаха стала красно-розового цвета от его крови. Он хорошо понимал положение дел, но боялся сам себе признаться в случившимся.

Герман и Татьяна сидели на передних сиденьях седана, который лежал в обрыве. Их путешествие, которое обещало романтические приключения, было близко к своему завершению.

Седан был весь помят. Он упал с высоты в 300 метров с горного склона посреди ночи. Герман элементарно не справился с управлением, и машина сиганула с обрыва. Это была всецело вина Германа. Гид предупреждал его, что опасно в этой части острова ездить по горам ночью. Крутые обрывы не обещали ничего хорошего. Но Герман хотел удивить Татьяну в медовый месяц. Это была их первая ночь в статусе мужа и жены, и первая ночь на романтическом острове. Теперь их жизнь висела буквально на волоске. Их машина, перевернутая, лежала на каком-то экзотическом дереве, одиноко растущем из скалы, на расстоянии в 250 метров от земли. Удивительна бывает природа. Он подарила жизнь дереву в том месте, где в принципе жизни быть не могло. И теперь жизнь этой пары зависела от того, насколько хватит этого чуда природы.

Татьяна смотрела по сторонам, пытаясь сообразить, что происходит. Она еще не поняла, что их машина висит вниз головой и, если она отстегнет ремень безопасности, сила притяжения Земли кинет её на капот и тем самым может нарушить баланс.

Герман всё так же хладнокровно смотрел вперед. Действие наркотиков с алкоголем сыграли свою роль. Все его чувства затупились, и он с трудом соображал, что ему делать. Но порция адреналина, полученная от падения, понемногу возвращали его в реальность.

- Герман, что нам делать? «Герман?» —в слезах спрашивала Татьяна. – Герман? Не молчи, Герман. Не молчи!

Она плакала. Она посмотрела через лобовое стекло и всё поняла.

- Герман, что нам делать? – повторяла в отчаяние Татьяна. – Мы умрем, Герман. Мы умрем! Помогите! Помогите!

Татьяна начала истерить и бить руками во все стороны. Из-за этого машину раскачивало.

- Мы не умрем. Так что успокойся, - спокойно ответил Герман.

- Откуда ты знаешь? Почему ты такой спокойный? Тебе все равно! Это всё из-за тебя, сволочь! Тебе говорили не ехать. Говорили! «Это из-за тебя», —в слезах говорила Татьяна.

- Успокойся! – сказал все так же спокойно Герман. – Если ты сейчас не успокоишься, мы упадем и разобьёмся.

- Да мы уже разбились! Уже! Ты что не видишь?! – орала на него Татьяна и била его кулаками.

Герман одним движение руки схватил её руки и крепко сжал. Машину раскачивало из стороны в сторону. Еще несколько таких качков и дерево не выдержит её.

- Таня, успокойся! Возьми себя в руки. Всё будет хорошо, - спокойно ответил Герман.

Татьяна успокоилась и сквозь слёзы посмотрела на Германа. Его лицо полностью залило кровью, которая сочилась с его головы. Ей тяжело было увидеть его глаза. Из-за этого она еще больше испугалась.

- Мы умрем! Я не хочу умирать! Не хочу! – через слёзы приговаривала Татьяна.

- Мы не умрем, - спокойно сказал Герман. – Теперь успокойся и послушай меня.

Герман полностью пришел в сознание. Действие алкоголя и наркотиков исчерпали себя. Теперь он мог трезво соображать.

- Мы сейчас отсюда выберемся. В целости и сохранности, —спокойно сказал Герман.

- В целости? Посмотри на себя. Посмотри на меня. Это в целости? – в слезах прокричала она.

- Это небольшое приключение, которое не очень хорошо закончилось. Давай не будем портить наш медовый месяц, страдая о случившимся, - пытался её успокоить Герман.

Герман всегда в самые нелепые и неловкие моменты не очень удачно шутил. Татьяна всегда списывала это на его армейские годы, когда чувство юмора, по её мнению, покинула раз и навсегда Германа.

Татьяна продолжала рыдать. Она не могла взять себя в руки, как того требовал от неё Герман.

- Слушай меня внимательно и делай всё в точности так, как я скажу. Ты меня поняла? – спросил Герман.

- Да! – коротко ответила Татьяна.

- Сейчас я отпущу твои руки и ты посидишь спокойно. Понятно? – спросил он.

Татьяна молча кивнула головой. Герман отпустил её руки и Татьяна, как сказал Герман, села спокойно, положив руки на колени.

- Теперь, - продолжил он. – Тебе надо вытянуть руки вверх и упереться руками в крышу. Затем я расстегну твой ремень. Ты руками должна держаться, чтобы не перевернуться. Поняла?

- Да, - ответила Татьяна и уперлась руками в крышу.

- На счет три я расстегиваю. Напрягись и держись, чтобы не упасть, - сказал Герман. – Один, два, три!

Герман отстегнул её ремень безопасности и вскрикнув, Татьяна уперлась руками в потолок, а коленями цеплялась за бардачке.

- Мне тяжело, - через слезы говорила она.

- Всё хорошо. Держись! Ты всё делаешь правильно, - пытался её успокоить Герман.

Он рукой надавил на её колени, чтобы придавить её к сиденью.

- Я тебя держу и никуда не отпущу, - сказал он. – Теперь мне от тебя нужна небольшая помощь.

- Какая?

- Мне нужно, чтобы ты отпустила руки, - сказал он.

- Я этого не сделаю. Я упаду. Ты хочешь, чтобы я упала, - через слезы скорее утверждала Татьяна, чем спрашивала.

- Нет. Я тебе сказал, что я тебя держу. Доверься мне. Ты уже это и так сделала, выйдя за меня, - сказал он.

— Это была моя ошибка, - немного улыбнувшись, сказала Татьяна. – Я уже поняла, что ошиблась.

- Потом это выясним. А пока нам нужно решить эту проблему и сделать это как можно быстрее, чтобы ты не переживала, - сказал он. – Так что помоги мне сейчас. А когда всё закончиться, мы с тобой решим кто во всём виноват.

- Ты во всем виноват. Ты! – кричала она.

Машину начало раскачивать на дереве.

- Хорошо, во всём виноват я. Признаю. Но сейчас не до этого. Помоги мне сейчас и потом я признаюсь в чём угодно, - спешил Герман.

- Что делать?

- Отпусти руки. Я держу тебя, - сказал он.

- Я боюсь, - ответила она.

- Это нормально. Бояться нормально. Но доверься мне. Сейчас тебе нужно отпустить руку, открыть окно и попытаться дотянуться вон до той ветки, - Герман кивнул головой легко в сторону среднего размера ветки, которая свои концы направила в сторону окна, возле которого сидела Татьяна.

- Я не могу! Я боюсь, - быстро сказала она.

- Таня, сейчас не время бояться. Если ты хочешь увидеть рассвет, тебе недо сделать как я говорю, - нервничал Герман, понимая, что времени совсем мало. Машина еще больше раскачивалась.

- Я постараюсь, - ответила она.

Татьяна медленно и с опаской отпустила руки, вскрикнув. Герман плотно её держал и она не двинулась с места.

- Вот видишь?! Всё хорошо, - успокоил её Герман. – Теперь спокойно нажми на кнопку и опусти окно.

Татьяна медленно нажала на кнопку опускания стекла и стекло покорно опустилось. Легкий скрип дерева просочился в салон машины. Это испугало Татьяну еще больше. Она снова заплакала.

- Тиша-тише! Всё хорошо. Ты всё делаешь правильно, - успокаивал её Герман. – Теперь нужно осторожна постараться дотянуться вон до той ветки.

Татьяна боялась даже пошевелиться. Машина заскрипела еще сильнее. Усилившийся морской ветер раскачивал дерево еще сильнее под тяжестью седана.

- Таня, пожалуйста, ты должна это сделать, - почти кричал Герман.

Татьяна повернула на него голову. Она хотела найти поддержку в его глазах, но его глаза были залиты кровью. Он не мог ее стереть, потому что одной рукой держал Татьяну, а второй упирался в ручку, чтобы удержать и себя, и Татьяну.

Она испугалась.

- Таня, это надо сделать уже. Иначе нам будет очень плохо, - быстро сказал Герман.

- Хорошо, - сквозь слёзы сказала Татьяна. – Я сейчас, Герман. Сейчас.

Татьяна медленно протянула руки и потянулась к ветки. Дуновенье ветра раскачивало дереву, ветку и машину.

- Я не могу до нее дотянуться, - сказала она.

- Тебе совсем чуть-чуть надо, - ответил Герман.

- Я не могу. Я боюсь, - сказала Татьяна.

- Я сейчас раскачаю машину. Тебе нужно схватить ветку и как только она окажется в твоих руках, держись за нее крепко и вылазь из машины, - спокойно сказал Герман.

- А ты? Ты? – с испугом спросила она.

- Я держусь за тебя. Как только ты выберешься из машины, ты дашь мне руку и я вылезу следом за тобой. Хорошо? – спокойно сказал он.

- Хорошо, - ответила она.

Ветер еще сильнее раскачивал дерево и машину.

- На счет три. Готова? – спросил он.

- Готова! – ответила она.

Герман принялся в ритм ветра раскачивать машину. Ветка была уже очень близко к протянутым рукам Германа.

- Один! – сказал он.

Герман придал амплитуду машине. Седан на дереве опустился ниже и быстро поднялся вверх, но недостаточно, чтобы Татьяна могла ухватиться за ветку.

- Два! – сказал он.

На движении вниз Герман придал еще толчком амплитуду машине. Татьяна схватилась за кончик ветки, но та выскользнула их ее рук.

Герман опять на движении седана вниз подпрыгнул и придал еще большей амплитуды машине. На обратном движении Татьяне хватило расстояния, чтобы обеими руками крепко схватиться за средину ветки.

- Есть, - радостно воскликнула Татьяна.

В этот же момент она почувствовала, как рука Германа отпустила ее колени и машина по амплитуде пошла вниз. На нижней точке дерево предательски хрустнуло и поломалось, ломаясь и падая в обрыв, забирая с собой седан.

Татьяна держалась крепко за ветку и когда машина падала вниз, она легко выскользнула из окна, держась за ветку.

Часть дерева и седан с Германом полетели вниз обрыва. Татьяна осталась висеть на ветке. Она вскрикнула и какое время еще висела на ветки. Затем ногой нащупала камень, уперлась в него и подтянулась на дерево, крепко схватившись за ветку и залезая на крепкий ствол. Ее лицо заливали слезы.

- Герман! Герман! – кричала она.

Когда она уже уверенно сидела не дереве, она посмотрела вниз. На дне ущелья огнем был охвачен седан с Германом и часть дерева, на которой держалась машина. Герман сгорел. Но последнее, что он сделал, это спас свою новоиспеченную жену, с которой планировал провести две недели в романтическом отпуске.

Татьяна висела на дереве и ревела. Её все еще было страшно. Она не могла поверить в том, что произошло. Ей казалось, что все это ужасный сон и она скоро проснется у себя дома, рядом с Германом и всё будет хорошо. Но это был не сон.

До утра Татьяна так и провисела на дереве, смотря вниз на догорающий седан с её мужем. Она не могла ни спуститься, ни подняться. Утром туристы вновь выехали на эту дорогу. Они заметили Татьяну. Ее достали со спасительного дерева. Только тогда, придя в себя, она рассказала о случившемся.

12 часов понадобилось спасателям, чтобы спуститься вниз и осмотреть седан. Они подтвердили, что Герман сгорел заживо в седане.

Татьяна отвезли в больницу, в которой она провела еще неделю. После этого ей отдали останки Германа и она вернулась с ними домой.

Она больше никогда не выходила замуж и никогда не путешествовала. Она боялась. Её страх преследовал её всю жизнь. Он и Герман, который приходил по ночам и говорил: «Таня, ты должна это сделать!»