10/08/21 Автор: Johnny Fist

Даня был голоден

У Дани была необычная внешность – задранный нос, узкие глаза и тонкие губы. Многие думали, что он монгол, хотя родители у него имели откровенно европейскую внешность. Как мальчик получил такую внешность никто понять не мог. Особенно его отец. Он неоднократно подозревал свою супругу в измене и принудил ее, а самое главное себя, сдать тест на отцовство. Тест подтвердил, что они оба – родные родители Дани. Но и поведение Дани с годами становилось не менее странным, чем его внешность. Он совершал поступки, которые никто не мог объяснить.

В возрасте семи лет отец Дани отвел его к врачу. И хорошо бы, если бы к одному. Практически ко всем. Особенно к тем, кто назывались психиатрами, психотерапевтами и прочими психо-. Потому что Даня отрывал у всех кукол головы и ноги. И это очень настораживало его отца.

Врачи все в один голос подтвердили, что мальчик абсолютно здоров. Возраст сложный и, возможно, наложился отпечаток окружения. Из-за того, что Даня был тихим мальчиком и особой внешностью для здешних мест, его ровесники не хотели с ним общаться. Поэтому Даня, по утверждениям врачей, вырос социопатом. К семи годам это еще не явно проявилось, но далее, по их словам, всё может усугубиться, если мальчика не приобщить к цивилизации и общению с людьми.

Родители Дани не придумали ничего лучше, как отправить его на лето в деревню к бабушке, где полно было других отдыхающих в деревне детей, как Даня. И так Даня попал к бабушке.

К сожалению её, она не часто имела удовольствие его видеть за 7 лет. А потому одновременно была и рада, и не знала как себя с ним вести. Но у неё было целое лето для этого.

Даня первую неделю провел очень спокойно. Никуда не выходил особо и с бабушкой не конфликтовал. Она особого отличия не заметила от его присутствия. Как жила, чем занималась, так и продолжила. Еще через неделю Даня нашел гараж, в котором были разные инструменты от его покойного деда. Пила, грабли, сабля довоенная и прочий другой хлам, который его бабка не выкинула в память о покойном муже. Даня присмотрел саблю и начал ей размахивать. Ему она очень понравилась. Он пару раз ей умудрялся перерубить ветки. Два раза он отрубил яблони ветки, на которых были спелые яблоки, еще пару раз он разрубил кусты с малиной. Тут его бабка застала за таким не детским развлечением и наказала единственным методом, который помнила из детства – выпорола ремнем.

Даню никогда не пороли, потому что он никогда не давал поводу. Его это процесс обидел и довел до слез. После этого бабку он возненавидел. И если б бабка только знала…

Даня перестал с ней общаться. На все вопросы о еде и питье он отвечал ей односложно. Бабка не понимала что происходит с ребенком и даже помышляла просить прощение. Но старческая уверенность убедили её, что она права. Но и прощение вряд ли бы ей помогло. На шестой день после этого инцидента к бабке пришла инквизиция в лице Дани.

Глубокой ночью, часа так в три, пока бабка спала, Даня встал с кровати (ему которую ночь подряд не спалось), направился прямо в сарай у дома, нашел саблю и вернулся в дом. Подошел к бабке и пристально на неё уставился. Если бы люди знали как спят ангелы, то точно не хотели бы, чтобы у них спящих был вид, как у спящей бабки Дани. Левая грудь, которая девичий вид имела лет пятьдесят тому назад, одиноко выпадала с ночнушки на пожелтевшую простынь. Рот старушки был открыт, глаза закинуты наверх. На лице морщины создавали какой-то неописуемый узор. Даня на старушку глянул, молча занес саблю и отрубил её, как будто специально подставленную, шею. Кончина настала мгновенно. Что даже не пришлось наносить второй удар.

Даня посмотрел спокойно как хлещет кровь и пошел обратно в сарай. Положил саблю на место и вернулся в дом. Лег в кровать и уснул.

Утром он проснулся полон сил и в бодром духе. Зашел в комнату к бабке, еще раз посмотрел на залитую кровью кровать с некогда теплым телом его бабушки, глубоко вздохнул, достал мобильный и позвонил отцу. Всё с таким же хладнокровием он сказал, отцу, что бабушка умерла и он не знает как, положил трубку. Через несколько часов приехали родители. С ними и полиция, и скорая. На Даню никто и подумать не мог.

Тут еще по деревне пошла молва, дескать, ходит тут кто-то и кур ворует, да козам глотки перегрызает. То ли медведь, то ли волк. Мог случайно и сюда зайти. Вариант, что семилетний мальчонка мог перерубить своей родной бабке глотку не рассматривался. Отец Дани утверждал, что он такой спокойный малый, что и мухи не обидит. Куклы не мухи, а потому не в счет.

Даню вернули домой и снова затаскали по врачам. Теперь надо было проверить его состояние после такого шока. Все опять подтвердили, что мальчик абсолютно вменяемый. Отец его не особо негодовал, потому что это была не его мать, а вот мама Дани была не в себе. Знала бы она.

Месяц спустя всё было забыто. У отца его как раз было День Рожденья и вся семья отправилась праздновать в ресторан. Сорокалетие дата круглая, а потому и гостей было соответствующе. И подарки так же были. Одним из подарков был большой мачете. Странно, когда взрослому мужчине дарят мачете, но он сам на работе проговорился, что хотел бы такой же нож, как в нашумевшем фильме. Коллеги услужили и подарили. Полвечера отец Дани размахивал таким подарком. Как сильно он ему нравился. Даня сидел в углу, отдельно от всех детей, и молча наблюдал за перформансом отца. Мачете ему тоже понравился. Праздник окончился. Все вернулись домой. Уставшие и очень пьяные, мать и отце Дани легли спать. Даня тоже лег, но ему не спалось. В меру возможностей, он был эмоционально возбужден. В три ночи он поднялся и прошел на кухню, где лежали неразобранными все подарки. Достал мачете и повторил все те движения, которые делал отец. Затем он спокойно прошел в комнату к родителям. Они спали. Занеся мачете, двумя ударами он так же попал по горлу отцу и матери. Ни единого вскрикивания. Кровь била из артерии струей что у его матери, так и у его отца. Себе в голове Даня нарисовал, что это он обиделся за то, что они отдали его бабке, которая так сильно его побила.

Неожиданно Даня стал сиротой. Звонить уже было некому. Потому он просто не выходил из дома четыре дня. Еды хватало еще с Дня Рожденья, потому что многое они с ресторана забрали с собой. Даня спокойно ей и развлекался мачете. Через четыре дня постучали. Это были соседи, которых волновала вонь и подозрительная тишина. Даня спокойно открыл дверь и впустил их.

Перед ними предстала картина – родители Дани с отрубленными головами и разлагающиеся их тела, и спокойный Даня, который добродушным детским голосом сказал: «Проходите, пожалуйста». Далеко соседи идти не стали. Одна из низ потеряла сознание, а вторая её быстро утащила. Ей показалось, что с даней подругу без сознания на едине оставлять нельзя.

Затем была полиция, скорая и прочие службы. Даню забрали. Он всё так же спокойно подтвердил, что родителей убил он. Только он это так не называл. И когда перешли к причинам, а причинами оказались отсылка к бабке и последующая порка, установили, что и бабку он. Мальчику было семь лет, а он саблей и мачете убил троих своих родственников. Срочно звоните Родригесу.

Даню поместили в специальное заведение, где он должен был провести остаток своих немалых дней.

И помните: Дети – цветы жизни!