14/09/21 Автор: Johnny Fist

Отрубить голову

- Мне нужен Рихтер, - сказал Король, опустив голову на руку. – Позовите ко мне Рихтера!

- Его нет в городе, ваше величество, - ответил слуга. – Он покинул его тотчас же, как узнал, что вы желаете его наказать.

- И кто ему донес про моё желание? – Король хладнокровно посмотрел на слугу.

- Я не знаю, ваше величество, - не твердым голосом ответил слуга. – Люди говорят, что в вашем окружение есть предатель.

Король с холодным взглядом смотрел на стену своего тронного зала. Он всегда так делал, когда очень был недоволен. Его взгляд блуждал по кирпичикам стены. Он знал каждую щель, каждый камень.

- Люди слишком много говорят лишнего. Но сейчас я с ними согласен, - спокойно ответил Король. – Узнай куда бежал Рихтер и сообщи мне.

- Послать за ним погоню, милорд? – нерешительно спросил слуга.

- Нет! – твёрдо ответил Король. – Не надо погони. Я сам хочу с ним расправиться. Сообщи мне его направление.

- Будет сделано, ваше величество, - сказал слуга и удалился.

Король сидел на своём троне. На голове у него была корона. Не такая большая, как у многих его предшественников. Король Стром любил носить корону, но не любил в такие минуты, когда он думал, чтобы корона перевешивала и её приходилось поправлять. Он сделал себе небольшую корону из золота, украшенную рубинами, сапфиром и драгоценными бриллиантами в самом центре. Она проигрывала другим по размеру, но значительно выигрывала по инкрустациям.

Король отпил вина и встал со своего трона. Он медленно зашагал по тронному залу. Хоть внешне он был спокоен, но внутри него бурлила ненависть. Предатель Рихтер сбежал. Наместник Вултона, где Стром берег единственное создание, которое могло продолжить его род – сына. Он запер его в темнице и навсегда «похоронил» его там. Нет, он его не убил. Он спрятал его от других и от него самого. При всем могуществе Строма, он очень боялся того, что придет тот день, когда его сын захочет отнять его трон. Убивать не было смысла. Он любил сына. С самого его рождения Стром держал его на руках и искренне полюбил мальчонку, который так сильно был на него похож. Страх и любовь – два самых сильных чувства, которые делают самого стойко мужчину слабым.

Его сын был спрятан там, среди простых семей, но под охраной. Никто не знал, что мальчик, который там появился со своей матерью, является сыном короля. Мать мальчика, некогда взятая в плен Стромом, после набега на восточные земли, тоже отправилась с ним. Это было увлечение с боку Короля и не более. Но увлечение затянулось настолько, что привело к продолжению рода. Бастард Строма – опасное оружие в руках противника. Рихтер – единственный человек, который знал про то, что мальчик – сын Строма. Усугубляло всё то, что Рихтер был дядей Строма. Родственник, которому в пьяном припадке доверился Король. Ему хотелось с кем-то поделиться этим. Рихтер обещал, клялся, что никогда никому не скажет. Он был самым доверенным человеком Строма во всём Королевстве. И ведомый жаждой наживы и власти, он хотел рассказать сторонникам принца Датского про маленький секрет, который был спрятан Стормом от всех. Про его слабость. Сторм узнал об этом и принял решение – убить дядю, чтобы никто не узнал про его сына.

Но Рихтер сбежал прежде, чем Сторм успел совершить затеянное.

- Предатель? – повторил Король слова слуги. – Люди говорят, что в моём окружении есть предатель. Едва ли один только.

Внутри Короля кипела буря. Он знал, что если он отправит гонца или армию в Вултон, это вызовет подозрение. Кровожадный Король, который прикажет доставить мальчика и оставить всю деревню в живых – вызовет подозрение. Никогда такого не было. Все знали и хорошо понимали, что за Рихтером можно отправить армию в Вултон только с одной целью – стереть всех в порошок. А милосердие было не среди чеснот Строма.

Он принял решение подождать. Рихтер не настолько глуп, чтобы бежать в Вултон, зная, что повсюду люди Строма. Но и люди знают, что это земля Рихтера и он волен распоряжаться как угодно. И если он доберется туда первым и захочет забрать мальчика, все воспримут это как само собой разумеющееся. Никто не сможет подумать, что он действует вопреки воли короля. Даже мать мальчика, которой Стром отрезал язык, чтобы она не болтала лишнего, ничего не сможет никому рассказать.

- Ваше Величество, к вам женщина. – Сказал слуга. – Он вся в слезах и умоляет принять её. Говорит, что это дело жизни и смерти.

Стром стоял молча. Он не слышал того, что говорил слуга.

- Милорд, она просит…, - повторил слуга.

- Приведи её, - резко сказал Король.

- Слушаюсь, милорд, - ответил слуга.

Слуга удалился и через несколько секунд вернулся с женщиной. Он была вся в черном, траурном одеянии. Лицо было заплакано. В руках она держала рубаху. Её сопровождали два охранника с алебардами.

- Мой Король, - сквозь слёзы, запинаясь, начала женщина. – Пощадите моего сына. Умоляю вас. Он…ему всего 16 лет. Я прошу вас. Он не заслужил такой участи.

Стром молчал, уставившись в стену.

- Умоляю вас, мой Король, - продолжила она. – Он совсем еще ребенок.

Она на коленях поползла к Строму. Слуга придержал её рукой, чтобы она дальше не ползла.

- Мой мальчик…его зовут Эрик, - продолжила женщина. – Вот его рубаха. Вчера утром его забрали прямо из дома. Ваши воины. Они сказали, что он отправится на войну. Но он даже не умеет держать оружие в руках. Он никогда в жизни ничего не держал острее ножа. Его там попросту убьют.

Стром продолжал хладнокровно молчать, уставившись в стену. Он ненавидел, когда его умоляли о чем-либо.

- Да имейте вы сердце, - рыдала женщина. — Это мой единственный сын. Два года назад вы забрали у меня мужа. Его убили. Теперь мой сын. У меня никого больше не осталось. Умоляю вас. Верните мне моего сына.

Она упала на колени. Слезы и горе полностью охватили её. Она рыдая на холодных камнях замка Короля.

Стром не двигался.

- Будь у вас сын, который оказался бы в смертельной опасности, чтобы вы делали? – продолжала она. – Но у вас не моет быть детей. У жестокого Строма никогда не будет детей. Вы можете только калечить, убивать и отнимать чужие жизни. Да что же вы за человек такой?! Вы Король?! Король падшего Королевства. Вы убиваете своих же подданых, которые любят вас. За что? За что вы всё это с нами делаете?

Стром молчал.

- Молчите? – она уже не сдерживалась. – Молчите! Вам нечего сказать. Вы слабый человек…

- Отрубить ей голову, - коротко и холодно сказал Стром, не дожидаясь, пока она продолжит.

Алебарда одного из стражей быстро опустилась и одним движением отсекла голову женщины. Голова отделилась от тела и покатилась к ногам Строма. Он опустил глаза и увидел, как на него уставились испуганные и заплаканные глаза женщины. Он пнул голову в сторону тела.

- Унести, - только и сказал Стром.

Слуга и один из стражей подняли отрубленную голову и тело, и поволокли из тронного зала. Стром остался один. Он снова вернулся в задумчивость, из которой его вывела эта несчастная. Что ему делать? Он знал, что лучшим решением было ждать. Но его нутро так и кричала, чтобы он собрал войско и поспешил в Вултон, сжигая всё на своём пути. Он готов был уничтожить не одну тысячу своего народа, лишь бы достать Рихтера и лично отрубить ему голову.

- Мой господин, - сказал слуга, зайдя в тронную залу.

Стром повернулся на него.

- Есть вести о Рихтере. Он отправился в Вултон, - сказал слуга. – Люди видели его по дороге туда.

- Одного? – спросил Король.

- Да, сэр, - ответил слуга. – Он был один на коне. Говорят, что две кобылы по дороге он загнал.

Стром опять повернулся и уставился в стену. Сама судьба подсказывает ему что делать. Перед его взором встал образ сына. Его маленькая головка, ручки. Он не видел его уже два года. Отогнав мысли о нём, он старался этого не делать. Не думать о том, что он существует. Но сейчас над ним нависла опасность. Стром был уверен, что Рихтер знает о своем исходе и он попробует спасти свою шкуру. А спасение было одно – захватить мальчика и выторговать за него свою жизнь.

- Снарядить сто воинов и приготовить моего коня, - сказал Стром слуге. – Выдвигаемся в Вултон.

- Не мало ли 100 воинов, мой господин? – спросил слуга.

Стром ничего не ответил, а только смерил взглядом слугу.

- Сию минуту, мой Король, - ответил слуга.

Он ушел, оставив Строма в раздумьях.

Нет, он не будет жечь всё на ходу. Он сперва доедет в Вултон, а там будет видно. Если исход будет худший, он сожжет все деревья и отрубит голову лично всем жителям поселков и деревень на пути к Вултону. Просто за то, что они не предупредили и не остановили Рихтера. Плевать, что они не могли знать о нем. Не могли знать, что он предатель. Будет так. А если с его мальчиком всё будет хорошо, он будет милосердным и оставит их жить. Но мальчика с матерью перевезет в другое место. Только не в замок.

Через час Стром уже сидел в седле и со ста воинами скакал в сторону Вултона. Он не загонял коней. Не было смысла этого делать. Потому что в Вултоне и так его стража. Оно и они не знают о Рихтере. Будь что будет. Небольшая армия во главе с Королем выехали из замка.

На следующий день, с первыми лучами Солнца, они были в Вултоне. Подъезжая к городу Стром насторожился. Было очень тихо. На полях не было людей. Дети не бегали по улицам. Женщины не несли продукты с рынка. В городе было подозрительно тихо.

Стром знал в каком доме находится мальчик. Рихтер ему описал и дом, и как к нему доехать. Конница ехала по узким улицам Вултона. Стром был в средине. Его защищали сразу несколько всадников в доспехах. Личная охрана короля. Они всё так же молча и спокойно доехали по городу к нужному месту. К ним никто не вышел. Если всё закончится хорошо, Стром сожжет этот город за такое отношение к Королю. Сожжет его дотла.

Они доехали до нужного дома. Он был в самом удаленном месте города, на склоне, выходившем к воде. И даже его охраны, которую он оставлял для охраны мальчика, не было видно. Стром спешился. Вместе с ним спешились несколько всадников. Он подошел к двери дома и показал головой на вход. Трое солдат медленно отворили дверь, предварительно оголив мечи.

- Всем стоять на месте, - сказал Рихтер.

Стром подошел ко входу и заглянул внутрь.

В глубине дома стоял Рихтер и держал на руках его сына. Мальчик подрос. Емы было уже три года. Белые волосы спадали на лоб. Голубые глаза были наполнены слезами. Мальчик был очень красивым. Стром остановился, любуясь своим творением. Он поймал себя на мысли, что никогда в жизни еще не восхищался ничем, как своим сыном. Они были похожи с ним. Те же черты лица, та же форма головы. Будущий Король. Но сейчас он был в смертельной опасности. Кинжал Рихтера был приставлен к горлу мальчика.

- Еще один шаг и я перережу ему глотку, - угрожал Рихтер.

Стром зашел в дом.

- Вели им покинуть дом, - сказал Рихтер Строму. – Иначе я его убью. И если я не выберусь из дома до обеда, по всей стране пойдет слух, что у тебя есть сын, которого ты скрываешь. Знаешь что тогда будет? Каждый будет выдавать тебя за своего сына. А тут и бунты, и желание свергнуть тебя с трона.

- Где его мать? – спросил Стром.

- Мертва! – ответил Рихтер.

Строма больше ничего не интересовало. Он не любил эту женщину. Сейчас он хотел понимать свои шансы.

Стром и трое солдат стояли в дверях.

- А если ты не один?! Как же я отправлю своих солдат? – спросил Стром у Рихтера.

- Я один! – ответил Рихтер. – Тут больше никого нет.

- Как я могу это знать? – продолжал Стром. – Позволь моим людям пройти и осмотреть дом.

- Нет. Тебе придется поверить мне на слово, - сказал Рихтер, придавив кинжал к шее мальчика. Мальчик всхлипнул от боли.

Стром продолжал всё так же спокойно смотреть на Рихтера. Даже опасность, нависшая над его сыном, не заставила его изменить своё поведение.

- Поверить тебе на слово? – хладнокровно ответил Стром. – Твоё слова ничего не стоит, предатель!

- Тогда я убью его, - сказал Рихтер.

Он надавил на нож и с шеи мальчика потекла тонкая струйка крови. Мальчик закричал от боли.

- Ну? – сказал Рихтер.

Стром не шевельнулся, как и его солдаты.

- Выйдите! Но будьте наготове. Как только я позову, будьте здесь и убейте всех, кто будет в этом доме, - сказал Стром.

Солдаты покорно вышли за дверь.

- Закрой дверь, - скомандовал Рихтер.

Стром спокойно закрыл дверь.

- Отдай мне мальчика, - сказал Стром.

- Ты думаешь всё так просто?! - начал Рихтер. – Ты думаешь я не знаю, что если я отдам тебе мальчика, мне конец?! Я хорошо тебя знаю, племянник.

- Ты предал меня! Какую плату за предательство ты хочешь? – сказал Стром.

За дверью послышались крики и удары железа. Там бились солдаты.

- Я хочу справедливость! – сказал Рихтер.

Стром прислушался к шуму за дверью и двинулся ее открыть.

- На твоём месте я бы этого не делал, - остановил его Рихтер.

Стром остановился на месте и уставился на него.

- Рано еще, - продолжил Рихтер с улыбкой на глазах. – Ты думал, что вот так просто явишься сюда, заберешь своего сына, отрубишь мне голову и всё вернется как было?

Стром уловил нотки насмешки в голосе Рихтера.

- Ты сказал, что я предатель, - продолжил Рихтер. – Мне даже не обидно. Потому что ты прав. Я предатель. Я предал тебя, как и ты предал свой народ. Когда я отказался от престола в пользу тебя, когда я не стал бороться за трон в пользу тебя, я просил лишь об одном. Я просил, чтобы ты не превращался в своего отца. Чтобы ты не убивал людей по своей прихоти. Чтобы страна имела настоящего Короля, а тирана.

Стром слышал, как за дверью всё больше голосов кричали. Удары мечей и ржание коней давали понять, что силы, если не равные, то значительно превосходящие его собственные.

- Я просил тебя об этом, - сказал Рихтер. – И ты мне это обещал. Ты давал клятву своему народу. И посмотри во что ты превратился. Ты стал дьяволом. Тебя бояться все. Разве мог я это терпеть дальше?!

За дверью последний голос закричал и умолк. Битва закончилась. Стром не решался открыть дверь и увидеть, что именно там произошло и кто победил.

- Я не думал, что на Земле появится хоть одно живое существо, которое ты сможешь полюбить, - продолжал Рихтер.

Стром посмотрел на сына, у которого из глаз текли слезы, а из шеи струйкой кровь. В его глазах была мольба о помощи.

- Датчане, если им предложить дружбу, очень хороший народ, скажу тебя, - с улыбкой на лице сказал Рихтер. – Мы с ними обо всем договорились. Они обещали мне помочь.

- Помочь с чем? – наконец заговорил Стром.

- Помочь избавится от тебя! – спокойно сказал Рихтер. – Открой дверь и посмотри.

Стром нерешительно открыл дверь и посмотрел наружу. Всё его войско было мертвым. Они лежали друг на друге. Нападавшие даже коней не пощадили.

- Мне оставалось заманить тебя в эту ловушку, а дальше они обещали всё сделать. И, как видишь, не обманули, - с иронией сказал Рихтер.

Между домов лучник пустил стрелу, и она вонзилась прямо Строму в ногу. Стром не закричал, а сдерживая боль упал на колени. Он повернулся к Рихтеру. Тот отпустил мальчика. Мальчишка, упав на пол, быстро пополз по стол.

Рихтер медленно приближался с Строму.

- Ты сам всегда говорил, мой Король, как опасно заводить детей. На какой риск можно себя подвергнуть, если вокруг тебя появляются дети, - продолжал Рихтер, всё ближе подходя к Строму.

Стром попытался достать меч, но в этот момент вторая стрела вонзилась меж лат ему в спишу. Стром заорал и упал на пол. Он не был мертв. Лучник попал в плече.

Рихтер подходил всё ближе.

- Тебя не станет и на твоём месте будет твой сын, - говорил Рихтер. – А я буду следить за ним и за каждым его шагом. Часть земель придется отдать датчанам за эту маленькую помощь, но это меньшее, что я мог сделать для этой страны.

Стром поднялся на колени. Он тяжело дышал. Стрела задела легкое.

- Ты посмотри на себя. Даже в такую минуту, когда смерть на волоске от тебя, ты продолжаешь молчать, - удивлялся Рихтер. – Красноречие никогда не было твоей сильной стороной. Умей ты хорошо говорить, ты бы смог хотя бы с кем-то договариваться. Но нет. Самое любимое твое выражение - «отрубить голову».

Рихтер засунул кинжал за пояс и поднял меч Строма.

- Я тебе признаюсь, мне всегда хотелось сказать эти два слова, - с ехидной улыбкой продолжал Рихтер. – И смотреть, как меч отрубает голову моего противника. По команде. Я видел себя в эти моменты на твоем месте. Я хотел знать что ты чувствуешь, когда отдаешь эту команду.

Стром смотрел не отводя взгляда на своего сына, который забился под стол и испугано смотрел на своего отца. Он никогда не знал кто его отец. Про это ему никто не говорил. Но по словам Рихтера он понял, что человек, который стоит сейчас на коленях и находится на волосок от смерти – его отец. Стром удивлялся, как природа может быть несправедлива и жестока. Будь мальчик при рождении инвалидом или калекой, он непременно бы убил его, без всяких колебаний. А перед ним был очень красивый ребенок. Стром не жалел, что сейчас умрет. Жалость не была ему свойственна. Он ни о чем вообще не жалел, еще до того, как стал Королем. Ему было немного жаль, что так легко его переиграли. Всегда очень осторожный Король пал из-за ребенка. Он нарушил свое же правило.

- Отрубить голову, - резко сказал Рихтер, занеся меч над Стромам. – Как это приятно звучит.

Меч опустился и отрубил Королю голову. Она покатилась в направлении ребенка. Мальчик взглянул в глаза своего покойного отца. В них было только презрение.

Король мёртв.

Его тело вынесли на центральную площадь и повесили на столб, чтобы все видели. Тиран и убийца мертв.

Рихтер шел по площади, держа за руку сына Строма. У Королевства начинается новый период. Новый Король, который обязан будет быть лучше своего отца. Но власть, как хорошо известно, пьянит. Особенно, когда ты вкусил все её блага.