08/10/21 Автор: Johnny Fist

Ведьма, ты не пройдешь!

В небольшой деревушке на окраине Вестминстера было очень беспокойно последние несколько лет. В лесы, который окружал деревню, завелись ведьмы. Одна, две, три или десять никто не мог сказать. Раз в неделю, по субботам, среди ночи, ведьмы приходили в деревню и крали домашний скот. У кого курицу, у кого козу. Один раз даже увели двух свиней. Сперва все думали, что это волки приноровились ходить в деревню за добычей. Но раньше их не было. Да и за последние несколько лет охотники, которые выбирались в лес на охоту, не видели ни одного подобного животного. В радиусе 7 км были расставлены всяческие ловушки и капканы против этих животных, чтоб они не попали в деревню. А раз ни одна из них не сработала и не было замечено ни одного дикого животного в лесу, значит это ведьмы.

Старик Барти как-то ночью видел даже одну из них. Ему как раз приспичило в туалет. И когда он вышел, как он сам рассказывает, он увидел небывалой красоты женщину в черном костюме. Как он сам описывал её, у неё были красные глаза, словно дьявольские. Изо рта она изрыгала пчел, а в руках держала его гуся. Когда он вышел, она уставилась на него, но не тронула. Только зарычала. Барти был еще тот пьяница, поэтому ему никто не поверил. Но животные всё пропадали и пропадали. В одну из суббот пропала Гилти, дочь Питера Фрая. На утро все, вместо воскресной молитвы, отправились на поиски Гилти. Обшарили всё вокруг. Лес обошли дважды, но не нашли ее. Старик Питер очень огорчился и поклялся, что если его дочь украли эти чертовы ведьмы, он их обязательно найдет, поймает каждую и лично перережет им глотки.

Два дня он пил и вместе с крепкими ребятами выбирался в лес, чтобы отыскать дочь или хотя бы одну ведьму. Так дело дошло до среды. Вернувшись с очередной вылазки, трое ищеек рассказали что увидели в лесу.

Возле старого болота, где обычно гуляют олени, они увидели небольшую пещеру, которой ранее там не замечали. Внутри было темно и тихо. Питер, у которого в крови была изрядная доля алкоголя, ведомый желанием найти дочь, первым полез туда. Расщелина с каждым шагом всё сужалась и сужалась и в какой-то момент ему пришлось стать на четвереньки и ползти, потому что он уже не мог идти. В руках у него была палка, на которой было немного хворосту, и вот-вот пламя должно было потухнуть. Когда он дополз до самого узкого места, когда уже не было возможности лезть дальше, он остановился. Огонь потух. Питер видел, что впереди него есть небольшое отверстие, в которое он не сможет пролезть, но через которое было видно свет и слышны чьи-то голоса. Он попытался подползти еще ближе, чтобы хотя бы краем глаза увидеть что там происходит. Но щель была настолько узка, а его голова так велика, что он просто не мог ее просунуть туда. Он стал высматривать что было внутри, но ничего не видел. Огонь потух окончательно и палка уже не тлела в его руках. Он оказался в кромешной тьме. Наступило молчание. Питеру, который в жизни ничего не боялся, стало страшно. Шепот в щели прекратился. Питер пододвинул голову максимально близко к щели. В ту секунду, когда он почти сфокусировал свое зрение на чем-то внутри, в отверстии он увидел появившихся два красных огонька. Он отодвинул голову, но никуда не убежал. Испугался ли он? Еще как. Но не достаточно, чтобы сразу же убежать. Он смотрел на эти два красных огонька, которые смотрели на него. Вдруг огоньки сдвинулись с места. И тут Питер понял, что это не просто огоньки. Это были красные глаза на чье-то голове. Голова крутилась влево и вправо, и два демонически красных глаза не мигая смотрели на него. Питер весь вспотел. Алкоголь окончательно выветрился из него. Но он не мог пошевелиться. Вдруг рука в черном одеянье вылезла резко из щели и схватила его за горло. Хватка была настолько сильная, что Питер чудом не задохнулся в первую же секунду. Рука крепко держала его шею и ритмичными движениями тягала Питера взад и вперед, ударяя его головой о каменную стену. Питер с трудом не потерял сознание уже после первого удара. Он рассек себе лоб, скула порезалась об торчащий камень, бровь над левым глазом он разбил. Когда рука в очередной раз со всей силы потянула его к камню, чтобы закончить с непрошенным наблюдателем раз и навсегда, Питер, каким-то чудом, успел схватить зубами за руку. Оказалось, рука была очень тонкой. Он практически полностью сжал свою челюсть, схватившись зубами за руку. Хватка разжалась и отпустила Питера. Он не стал долго мешкать. Быстро пополз на свет и выбрался из пещеры.

Двое охотников в это время мирно сидели у входа, попивая пиво и разговаривая на незначащие темы. Когда они увидели Питера, который стремительно выполз из пещеры, да еще и весь в крови, они тут же откинули все разговоры и схватились за топоры. Питер, не сказав ни слова, побежал в сторону своей деревушки. Ребята, оценив положение, не стали долго мешкать, а устремились за ним.

Добежав до деревушки, Питер забежал к себе в дом и плотно закрыл дверь. Жители смотрели на это всё с удивлением. Старик считался одним из самых храбрых и такого поведения от него никто не ожидал. Когда охотники добежали до деревушки, все жители обступили их с вопросами. Но ни один из них не мог дать ответ что случилось с Питером и кто так поиздевался над ним. Когда охотники отдышались, они постучали в дверь к Питеру. Но он только крикнул, чтобы все убирались. На этом собрание было окончено. Все разошлись.

Питер, сидя у себя дома, забежал в угол к печи. Он схватил нож, топор, молот и всё, что могло послужить ему оружием. Крепко сжав нож в руках, он сидел в тени печи и смотрел на входную дверь. Свет в его доме не горел. Он даже не стер с лица кровь. Он часто вдыхал воздух и был абсолютно испуган. Он забыл про свою дочь. Он просто не мог себе объяснить что он видел и у него не было ни единой идеи что делать дальше. Он просто сидел в углу, дрожа от страха, и ожидая, что хозяйка костлявой руки и красных глаз придет за ним. Так и случилось.

Хоть была и не суббота, но деревушке стоило ждать гостей, которых без своего ведома пригласил Питер.

Ведьма, когда наступила полночь, вылезла из пещеры. На ней был черный балахон. Он плотно облегал её костлявое тело. Волосы были распущены. Сколько ей было лет тяжело сказать, но её лицо было по-прежнему очень красивым. Глаза горели красным цветом. Выйдя из пещеры, она посмотрела на землю. Присела и руками прощупывала листья. Полная луна освещала ей всё. Она нашла то, что искала. Капли крови, которые еще не впитались землей, лежали на листьях. Она смахнула их рукой и поднесла к носу. Запах страха проникал в её ноздри, которые расширялись с каждым её вдохом до небывалых размеров. Он слизнула ее своим тонким и острым языком. Это вкус, который пьянил её. Кровь, пропитанная силой и страхом. Что может быть вкуснее?! Ничего. Как вампира, ей хотелось отведать не полу высохшие капли, а вкусить этого по полной. Она пошла, ведомая каплями крови, которые Питер оставил на земле. Конечно же, она знала дорогу в деревню. Она там была ни один раз. Но ей хотелось идти по следу. Она очень давно не шла по следу крови за своей жертвой.

В деревне наступила ночь. Жители знали, что до субботы можно было не волноваться. Ведьмы не приходили. Поэтому бдеть оставляли только одного человека. В этот раз счастье выпало Григори. Но он тоже знал, что можно не особо держать уши в остро. Поэтому он позволил себе выпить немного. Сев по центру деревушки возле огня, он, подперев голову локтем, задремал.

Ведьма дошла до деревни. Она видела куда ведет её «след». Через центральную площадь к дому Питера. Она вышла из лесу и медленно пошла вдоль домов. Дойдя до огня, где спокойно дремал Григори, она нагнулась и прошептала что-то ему на ухо. Он задрожал и застонал. На его лице появились синие пятна. Она помогла ему лечь на прогретую землю. Григори сладко спал, опьяненный голосом ведьмы. Так он проспит еще не одну неделю, не открывая глаз.

Ведьма оставила его и пошла к дому Питера.

Питер всё так же сидел в углу, плотно сживая кувалду и нож, и дрожа от страха. В доме не было света. Он так и не пошевелился с того самого момента, как вернулся в дом. Только свет от полной луны, который просачивался через окно в его дом, освещал часть помещения. Вдруг часть света пропала. Питер посмотрел в окно. Кто-то стоял за окном. Голова прислонилась к стеклу и Питер увидел уже хорошо ему знакомые красные глаза. Он еще больше задрожал. Приготовив нож и кувалду, он поднялся с пола. Красные глаза следили за ним. Но Питер так боялся, что не мог сказать ни слова. Если бы он сейчас закричал и позвал на помощь, вся деревня сбежалась бы к его дому и он вместе забили бы эту ведьму. Но Питер не мог сказать ни слова. Он только стоял и дрожал.

Засов на двери каким-то непостижимым образом сам отодвинулся и дверь медленно открылась. Перед ним предстала ОНА. Вся в черном, худая, но с очень красивым лицом. Её красные глаза, как глаза змеи, смотрели в глаза Питера. Питер хотел подбежать к ней и всадить ей нож в сердце, но всё еще не мог пошевелиться. Она медленно приближалась к нему. Его дыхание становилось всё чаще. Её дыхание становилось всё ближе к нему. Она медленно, но стремительно шла на Питера. Легкая улыбка на её лице играла злую шутку с ним. Он не мог понять как такая красивая внешность могла быть так убийственно. Она подошла вплотную к Питеру, взглядом приглашая его всадить ей нож в сердце. Но его рука не шевелилась. С правой выпала кувалда. Нож с трудом держался в левой руке. Он весь дрожал. Из его носа пошла кровь, а из глаз слезы. Он смотрел в ее красные глаза. Он видел свою Гилти в её глазах. Он видел свою девочку, которая лежала бездыханно. Ведьма не сводила глаз и только легко улыбалась. Она протерла своей рукой кровь с его лица и облизала ладонь. Какая же вкусная кровь. Ей хотелось схватить его нож и перерезать ему вены, впиться губами в струящуюся кровь и насладиться вкусом этого пьянящего сиропа из человеческих жил. Махнув рукой, она закрыла дверь и опустила засов. Их никто не потревожит. Питер видел что она делает. Но всё еще не мог пошевелиться. Он пытался продвинуть руку, которая сжимала нож, к её тело, но как бы он не напрягался, у него этого не выходило. Кровь смешалась с потом. Он дрожал и продолжал смотреть на её лицо. Луч от полной луны падал на его лицо. Света было слишком много. Ведьма махнула второй рукой и черные тучи медленно закрыли луну, полностью погружая дом Питера во тьму. Он не видел больше ничего, кроме двух красных точек, которые смотрели на него. Он почувствовал, как она положила свою руку на его, в которой был нож. Она медленно поворачивала руку к его сердцу. Он ничего не мог сделать. Она его же рукой вонзила нож в сердце. В его сердце. Какую-то секунду он еще стоял, смотря на красные глаза. Второй рукой она придерживала его, чтобы он не упал. Она резко вынула нож и кровь из сердца Питера хлынула прямо ей в лицо. Она открыла рот и жадно глотала кровь. В последние секунды Питер видел, как его кровь и жизнь поглощает ведьма. В её глазах он успел увидеть, что это же она сделал с Гилти. Как он был глуп, когда не поверил старику Барти, что тот видел ведьму. Она выпила всю его кровь. До последней капли. И только теперь позволила его телу рухнуть на пол. Питер был мертв.

Ведьма открыла дверь и вышла. Она снова прошла через площадь, затушила огонь и вернулась в лес. Утром они найдут тело Питера. И отправят еще кого-то в лес на поиски ведьмы, а может не одной. Она будет ждать их. Она будет ждать храбрецов, в чьей крови полно отваги. Питаться слабыми она не любила. Это грязная кровь, которая воняет.

Завтра она будет ждать новых гостей.