25/10/21 Автор: Johnny Fist

До свиданья!

День. Неподалёку от города была река. Она протекала от южной части города к селу Кадеевка. Речка была не самой глубокой, но хватало, чтобы на средине можно было нырнуть и за пару секунд достать дна. У некоторых детей была такая забава – доплыть на матрасе до средины и прыгать вниз до самого дна. Оттолкнуться от дна и всплыть. Кто выше вынырнет, тот и Чемпион. Некоторые шутили и не выныривали, а по дну плыли или проходили метров на 7-10 и только там поднимали голову из воды. Все шутили, смеялись, иногда думали, что их друг или подруга утонули и по очереди прыгали в воду, пытаясь ногами нащупать утопленника. А тот выныривал на расстоянии и смелся с встревоженных друзей. Как правило, выныривали ближе к берегу. И тут начиналась новая игра – кто доплывет быстрее до берега. Те, кто на матрасе, или тот, обхитрил всех. Такая себе детская забава.

В один из июльских дней ребята поплыли на матрасе так же играть в эту игру. Всё шло как обычно. Они ныряли и выныривали. Повторяли это снова и снова, пока кожа на руках и ногах не морщилась. Все понимали, что пришло время кому-то нырнуть и выплести дальше. Это всегда означало, что наступало время погони.

Толик, щуплый мальчик 10 лет, нырнул и решил плыть. Он думал, что раз они втроем ныряют и он один не выплывет, все запереживают, а он тем временем проплывет полпути до берега. Тем более он знал, что среди всех он плавает быстрее. Вот они втроем занырнули и Толя, опустившись на самое дно, почувствовал ногами гальку. Он не стал отталкиваться ногами, а повернувшись всем телом в сторону берега, поплыл. Но его тело было слишком легким и проплывши каких-то два метра, он почувствовал, что вода сама поднимает его на поверхность. Он судорожно махал ногами, чтобы зацепиться за дно. Он знал, что это не поможет, но попытаться было надо. Он активно направлял тело вниз, к дну, делая рывки руками, и махал ногами. Вдруг он почувствовал что-то, об что ударилась его нога. Открыв глаза, он не смог разглядеть под водой что это. Вода была не настолько чиста. Не разглядев об что ударилась его нога, он опять начал активно работать руками и ногами, чтобы поскорее проплыть как можно большее расстояние, прежде чем закончится воздух в легких и придется всплывать. Резко дернув ногой, он ощутил боль. Его нога застряла в какой-то железки. Он это точно почувствовал. Сперва ему показалось, что кто-то схватил его за ногу под водой. От испуга он приоткрыл рот и выпустил часть драгоценного воздуха. Но этот «кто-то» не отпускал его. Он продолжал махать ногами и руками, но левая нога крепко была зажата в железных тисках.

Толя хорошо знал этот путь, потому что он неоднократно плавал эту дистанцию по этому самому дну и всегда успешно проплывал. Но тут какая-то нежданная железка держала его и не давала плыть дальше. Воздуха в легких становилось всё меньше, а паника все больше. Он поднял голову и увидел сквозь толщу воды, как над ним проплывают ноги его друзей и матрас. Вероятно они поняли о его маневре и не стали дожидаться пока он выплывет. Толик махнул рукой, пытаясь схватить кого-то, но от его касания ноги, тот, кого он коснулся, забил ногами сильнее и попал Толи прямо в голову пяткой. Толя автоматически от боли открыл рот и вода наполнила его легкие. Несколько секунд он безуспешно боролся с тем, что держало его ногу, пытаясь поскорее всплыть и глотнуть каплю воздуха, но это что-то его не отпускало, а вода полностью заполнила его легкие. Толя перестал дышать и его движения остановились. Его бездыханное тело медленно повисло в воде с широко раскрытыми глазами.

Ребята доплыли до берега. Они не увидели Толю там и подумали, что он побежал во двор, как довольно часто делали те, кто первые доплывали до берега. Достав матрас из воды, все вместе, весело крича, побежали к домам. На воде наступила мертвецкая тишина.

Вечером сестра Толи вышла на улицу в поисках его. Уже темнело и ему надо было возвращаться домой. Толя был сиротой и сестра была его единственным родственником. Она несколько часов ходила по улице, заходя в дома его друзей. Но никто не видел Толю после речки. Все думали, что он забежал домой. Галя не знала что делать. Она позвонила в полицию. Там её успокоили и выдвинули версию, что мальчик просто заигрался и утром вернется. Галя не верила в это. Ей сказали, что если мальчик к утру не вернется, тогда пусть звонит. Это была нормальная практика в их регионе и не стоило гонять полицию из-за детских шалостей.

До утра Галя не сомкнула глаз. Она чувствовала, что что-то не так, но сама ничего не могла поделать. К 7 утра Толя так и не вернулся. Галя набрала номер полиции. Теперь из версия была – похищение. Начались поиски Толи. Опросили всех ребят, проверили окрестности, предположили, что он мог утонуть. Были вызваны водолазы. Они обшарили дно в том месте, где игрались дети и на два километра радиуса. Толи нигде не было.

Две недели длились поиски. И всё безуспешно. Его нигде не было. Полиция опустила руки и вынесла неутешительный вердикт – скорее всего, мальчика похитили. Все хорошо знали, что если за 24 часа от момента пропажи ребенок не появился или за него не были выдвинуты никакие требования, то это похищения без вариантов возврата.

Галя в это не верила. Она рыдала неделю, практически не покидая свой дом. Она не могла поверить, что единственный близкий человек ей был похищен и, скорее всего, убит. Ей просто в это не верилось. Она хотела надеяться, что вот-вот зазвонит телефон, она возьмет трубку и услышит знакомый ей голос. Где бы он не был, что бы с ним ни было, она готова была простить его. Она бы даже не кричала на него. Но звонка всё не было.

Наступила осень. Уже в конце сентября погода ничего не оставила от лета. Листья опали. Речка была покрыта желтой листвой. Холодные дуновенья ветра пронизывали тело.

Галя вышла из дома. В её руках была большая клетчатая сумка. По тому, как Галя её тянула (именно тянула, даже не поднимая над землей), было понятно, что внутри что-то очень тяжелое. Она тянула сумку, напрягая все мышцы тела. Её глаза были заплаканы. Мешки под глазами давали понять, что она очень давно не спала нормально. Резкими движениями, она продвигалась с сумкой в сторону речки. Когда она туда добралась, на её лице проступали капли пота, а из глаз текли слезы.

К берегу подплыл Степан. Это был средних габаритов парень. Он греб веслами, продвигая лодку к берегу. Когда она заплыла на сушу, он вышел на берег. Галя попросила его закинуть сумку в лодку. Степан удивился как ей удалось дотащить такую тяжелую сумку до берега. Галя ничего не ответила. Обычно, Степан переправлял людей на другой конец берега и брал за эту символическую плату. Галя забралась в лодку. Степан, одетый по погоде и в резиновых сапогах выше колен, оттолкнул лодку от берега и только собрался запрыгнуть внутрь, как почувствовал удар вислом в висок. Он отпустил лодку и схватился за рану. Из рассеченной брови пошла кровь. Степан было дело хотел выругать Галю за это и спросить за что она это сделала, но тут же увидел, что Галя схватилась за весла и стремительно на его лодке удалялась вдаль. Он еще какое-то время кричал ей, чтобы она остановилась и развернула лодку, но Галя будто его не слышала. Плыть за ней не было смысла. Вода была слишком холодной. Он остался на берегу.

Галя, рыдая, медленно налегала на весла. Лодка плыла всё дальше и дальше от берега. Она рыдала и старалась отплыть как можно дальше. На средине реки она кинула весла в воду. Она совершенно обессилила. Скорее эмоционально, чем физически. Отдышавшись, Галя расстегнула сумку. Внутри был тяжелый камень, который был перевязан прочным канатом. Галя посмотрела на него и взяла канат. Она накинула другой конец, свободный, на шею, и завязала на несколько узлов вокруг шеи. Так, чтобы она не смогла его размотать. Она посмотрела на тихую воду. Больше так жить она не хотела и не могла. Одна, совершенно одна. Без Толи эта жизнь была пуста.

Галя изо всех сил пыталась перекинуть камень за лодку, но ей это не удавалось. Он был слишком тяжелый. Отчаявшись, она села и успокоилась. Волны качали лодку и тут она поняла что делать. Она принялась раскачивать лодку влево и вправо. Через минуту лодка перекинулась и камень пошел ко дну. Галя была в воде. Она совершенно не чувствовала её температуру. Она держалась на воде ровно пять секунд. Камень начал тянуть её ко дну. Она погрузилась под воду. Инстинктивно, она хотела развязать канат и спастись, но намокший канат не позволял ей этого сделать. Все получалось так, как она и хотела. Она знала, что инстинкт самосохранения будет толкать её к спасению, поэтому завязала так, чтобы не развязать.

Она опустилась на дно вместе с камнем. Активно продолжая бороться с канатом, она открыла глаза. Перед ней предстал Толя. В том же виде, как он пропал. С тем же лицом. В тех же плавках. Его лицо будто не тронула вода и время. Он не распух. Он просто был на плаву. Но, как и она, что-то тянуло его ко дну. Его глаза были раскрыты и он смотрел прямо на Галю пустым взглядом. Галя перестала бороться. Он просто уставилась на Толю. Ей в голову даже не пришла мысль о том, почему его не нашли спасатели. Она была рада его видеть, пусть и в последний раз. Её легкие наполнились водой и дыхание остановилось. Её взгляд уставился в глаза Толи. Они вместе, как две статуи, замерли под водой, смотря друг на друга.