23/01/22 Автор: Johnny Fist

«Этот странный дед, у которого было ружьё!»

- Ща я его прихлопну, - именно с такой фразы начиналось практически любой подъем с кресла Деда, когда кто-то на улице ему мешал. – Я им покажу, этим сучьим отпрыскам!

Дед это говорил и себе, и своей жене, которая была глуха на все 100 процентов на левое ухо и на 40 процентов на правое. С начала, когда он только начал так говорить, она еще переспрашивала его и пыталась понять куда это он встает со своего кресла, но со временем она даже перестала поднимать голову, когда отдаленно слышала его бурчание. Этими двумя предложениями старик обозначал, что кто-то ему изрядно докучает на улице и сейчас он «как поднимется», да «как возьмет в сарае своё ружье», выйдет во двор «да как покажет этим вредителям».

Так дед и делал. Поднимался со своего кресла(что делал он крайне редко и по крайней нужде), шёл в сарай, брал ружье и шел на улицу. В ружье он заряжал один холостой патрон, один боевой, и шел к источнику шума за воротами своего дома. Наставлял его на тех, кто мешал его покою, отпугивал их и возвращался назад в своё кресло, бурча себе под нос всякие проклятья.

Ружье у него появилось не так давно. Его сынишка, знатный охотник, подарил своему старику эту дряхлую двухстволку. Она своё для него уже послужила, да и прицел был сбит. В общем, железяка вышла в тираж. А чтобы её не выкидывать и не утруждать себя лишними формальностями, малый просто отдал её старику. Тот все равно ей бы не пользовался, а так в сарае полежала бы, пока бы час её не пришел. Но дед имел очень ворчливый характер и всегда всем был недоволен. Как-то раз, среди ночи, когда уличные мальчишки особенно громко кричали под воротами его дома, возвращаясь с какой-то там вечеринке, он не выдержал и вышел во двор. Крики на них и высоко поднятый кулак иссохшего старика не подействовали на них. Тогда он вспомнил, что в сарае у него есть ружье. Пошел за ним, взял его и вышел опять к ним. Теперь они испугались и все разбежались. Деду это очень понравилось. Он почувствовал власть в руках. Ну а что он может сделать?! Бабка глухая. Она все равно ничего не слышала, а у него чуткий сон. Да еще и так орать под окнами среди ночи.

Тогда дед поехал в город, купил себе патронов, и вернулся к себе. Он с тех пор много раз вот так выходил за ружьем и отпугивал многих. А еще больше страху в них вселяло, когда он показательно заряжал ружье. Кто ж знал, что это в основном холостые пули. Главное эффект. Со временем появились и эти вот фразы. В деревне на него ругались, что он всех пугает своим ружьем. На что дед постоянно повторял, что нечего шастать возле его дома, и он не будет вставать со своего любимого кресла.

Но как-то наступил момент, когда дед поплатился за свою наглость.

Как-то ночью воры решили проникнуть в его дом. Весна пришла, а это всегда период подснежников и домушников. Дед знал про это, но ему было плевать. Кроме бабки в его доме нечего было брать. А если бы бабку за брали, он бы, возможно, грустил, но очень недолго. Вот так однажды ночью он опять чутко спал. И услышал, как кто-то колупается а замке его дома. Он поднял голову с подушки и только громко крикнул, чтобы хулиганы убирались, иначе он им покажет. Наступило затишье. Дед опустил голову на подушку. Через несколько минут шорох опять повторился.

- Ща я его прихлопну, - проворчал дед бабке, которая мертвецки спала, при этом вставая с кровати. – Я им покажу, этим сучьим отпрыскам!

Дед встал с кровати и пошел к двери, которая вела в сарай. Зашел в сарай, взял ружье, которое уже было заряжено, и через двери сарая вышел во двор. Тут он замер на месте. Из его дома двое уже выносили спящую его бабку. Дед не сразу понял зачем им нужна была его бабка. Ведь это не самое ценное, как он считал, было в доме(кресло своё он ценил выше). Но двое упорно несли бабку из дома к воротам.

- А-ну киньте бабку, - крикнул дед!

Похитители быстро кинули взгляд в его сторону и даже не замедлили шаг. Тогда дед сделал контрольный выстрел в небо. И сделал он его ровно боевым патроном. Грабители замерли.

- Батя, ты чего? – спросил один из грабителей.

Оба были в черных чулках на голове и вид их был скорее нелепый, чем устрашающий.

- Вернули бабку на место, - приказал дед, наставляя на них ружья. – Иначе мозги повышибаю.

Двое грабителей переглянулись.

- Батя, да это ж мы, - сказал второй из грабителей.

- Никакой я тебе не батя, сволочь, - сказал дед, стоя твёрдо на месте и наставляя ружье на этих двух.

Они нежно положили бабку на землю и подняли руки.

- Ща я вас накормлю свинцом, твари, - угрожающе сказал дед, надвигаясь на них. – Старуху мою хотели унести?! Ну держитесь!

- Батя, не надо, - успел крикнуть один ровно в ту секунду, когда прозвучал выстрел.

Оба зажмурились и приготовились к худшему. Прошло 5 секунд. Оба открыли глаза и принялись осматривать свои тела в поисках ранений. Но их не было. Оба медленно стащили с себя чулки. Оказалось, что это два сына деда, которые просто решили подшутить над ним в день его рожденья.

Когда дед увидел кто это такие и кого он чуть не пристрелил, выражение его лица никак не поменялось.

- Идиоты, - всё, на что смог дед.

Он медленно подошел к ним и дал им по оплеухе.

- Бабку испугали, - продолжил дед всё с таким же непоколебимым лицом.

Дед глянул на лежащую на земле бабку. Она была похожа на умиротворенного ангела. Руки были скрещены на груди, открытые глаза с пустым взглядом направленны вверх. Дед пристально посмотрел ей в глаза.

- Умерла, что ли? – всё так же хладнокровно проговорил дед. – Вставай давай, земля холодая. – прокричал дед, но бабка не шевельнулась.

Оба парня кинулись к старухе.

- Мама? Мама! – кричал старший.

Но старуха действительно представилась перед Богом.

- Теперь гадай от чего это она, - хладнокровно сказал дед и пошел в дом.

Два брата не могли поверить своим ушам. Они схватили старуху и понесли ее в дом. Приехала скорая помощь, пощупала её и вынесла вердикт, что у старушки случился сердечный приступ. То ли от того, что среди ночи её побеспокоили, то ли от выстрела дроби, то ли просто её время пришло умереть естественной смертью. Констатация была такова, что сердечный приступ. Пока врачи над ней колдовали, старик сидел всё с таким же холодным лицом в своем кресле. И даже когда бабку увезли, он все так же сидел.

- Ну что, будем хоронить?! – то ли с вопросом, то ли с утверждением старший сын сказал деду.

- Ну значит будем, - спокойно сказал дед.

Братья вышли из дома. Вопрос был только в ружье. Стоит ли его забирать у старика или оставить. Штука, как понял старший, это опасная. Даже если старуха не от этого умерла, то кто-то другой может. Но и оставлять старика в доме совершенно одного тоже было опасно. Оставили ружье.

Через день старуху похоронили. Дед был всё так же спокоен, как и во все предыдущие разы. Ну, умерла то и умерла. Все когда-то умрут. И он тоже. Но хоть ружье и кресло дома осталось. А что старуха? Она и так его не слышала. В общем, дед не особо опечалился. Вернулся в свое кресло и продолжил ждать своей участи. Но если кто-то вздумает ему мешать ждать, то «он их прихлопнет»!