26/07/19 Автор: Johnny Fist

Дневники Саманты

Глава #2

Чертовы соседи

Дневники Саманты

Меня зовут Саманта. Мне 35 лет. И это продолжение моего дневника.

Я долго не писала. Все никак не могу привыкнуть к этому. И это бы не писала. Но соседи достали. Поэтому я налила себе бокал вина (боюсь, одним бокалом все не ограничится) и готова замарать еще пару страниц этой тетради.

В том, что живешь сама, конечно, есть много плюсов. Ты можешь выглядеть как угодно, приходить какой угодно и не стараться быть особенной. И да, можно пукать. Кто вам сказал, что я этого не делаю?! Делаю! Еще как делаю. Как сказал одна моя юная подруга: «Зачем жить, если не можешь пукать?». Ей тогда было девять. В том возрасте именно так и делаешь. А с годами пытаешься что-то строить из себя. Вот я не строю. Сейчас у меня такой период, что лучше принимать все как есть, а не строить. Поздно уже строить. Я отвлеклась. Это все вино!

Вернусь к теме этой записи. Соседи. Я знала, что Бог на меня за что-то в обиде, но никак не могла понять за что. Поводов я ему давала много, но он сам виноват. Зачем соблазнял возможностями. Опять отошла…Пардон. Долью вина.

.

.

.

.

.

.

.

Долила. Вы поняли? Точки означали, что это я отошла. Я в одной книге такое видела.

Соседи. Квартира у меня небольшая. Хватает для комфорта. Соседей у меня двое. Нет, не два человека. Две семьи. Нет. Таки два человека. Слева живет парень. Вежливый. Всегда здоровается. Я бы ему больше тридцати не дала. Лицо заплывшее и фигура далека от идеала. Вроде не пьет, но всегда какой-то уставший. Не стала его спрашивать что и как, чтоб не подумал, что я клеюсь к нему. Живет тихо. Жил тихо. Ни звуков, ни голосов. Да, стены тут тонкие. Мне даже кажется, что он слышит как я пукаю. Его проблемы. Я же слышу как он сморкается. К нему я еще вернусь.

Сейчас о соседке справа. За этой стеной живет старая блядь. Откуда я знаю, что она старая? У нее на лице морщин больше, чем на лысине качка. Откуда я знаю, что она бльдь? Достоверно не знаю, но она сама в трубку кому-то кричит, что она старая блядь, которая незаслуженно дожила до своих лет. Спорить с ней не буду. С ней я вообще не общаюсь. Единственный контакт между мной и ей,…а вернее, между ей и мной бывает, когда она в коридоре общается со своей подругой из квартиры этажом ниже. Вслед мне всегда повторяет, что это я блядь, которая не может пристроить свое тело. Обидно? Нет. Мне плевать на нее. Она меня утомила своими криками по телефону. Сама живет одна, а на меня пинает.

Вот эта парочка и сделала мой день. Если бабка из квартиры практически не выходит, то второй сосед там бывает только на ночлежку. Работает. Сегодня я поняла на кого он работает.

Не успела я еще проснуться по своей воли (ведь воскресенье и спешить не надо), как меня разбудил шум. Может я случайно телевизор включила?! Шум был из коридора. Гул голосов на любой вкус шествовал коридором. Мыслей не было никаких. Я оставалась лежать, надеясь, что скоро это закончится. Обломись. Шум перекочевал из коридора к этому тихоне-соседу. Вот чьих они будут. Это только начало. Этот шум начал бесить и старуху. Всё, на что ей ума хватило, это подумать, вероятно, что я к себе с утра привела мужиков. Если бы. Никогда не водила и вдруг. Здравствуйте. Это ж я блядь, а не она. Из-за этих мыслей она стала тарабанить ко мне в стену.

Твою ж мать. Сон окончательно улетучился. По разговорам за стеной я поняла, что родственники. Они долго благодарили за деньги, которые он им присылает, и за то, какой он молодец и т.д. Все как обычно. Старая блядь не унималась. Какофония звуков в моей квартире стала просто невыносимой.

Я умылась и села есть. Еда всегда меня успокаивала. Ладно парень с родней. Тут я понять могу. Но чего старуха стену выносит и продолжает бить в нее. Особой пыткой стал ее звонок кому-то. Проклиная меня в трубку всеми земными и неземными проклятиями, она продолжала тарабанить.

Это невыносимо. Надо хоть с ней покончить. Кинула ложку. Одела штаны. Вышла. Стучу ей в дверь. Слышу, она в трубку попросила подождать. Открыла дверь.

Я: - Послушайте, понимаю, что я могу вас раздражать, но не стоит считать, что вся херня, которая происходит на этаже, происходит у меня в квартире. А поэтому прекратите бить в мою стену. Если вам так мешает этот шум, сходите в соседнюю квартиру и попросите говорить тише. Но перестаньте бить в мою стену!

По-моему, было, если не эффективно, то эффектно.

Она молчит. Прислушалась. Поняла, что была неправа. Хотя, как ТАКИЕ могут ТАКОЕ признавать. Она захлопнула дверь предо мною, не сказав ни слова. Я пошла к себе. Закрыла дверь. Слышу, старуха договорила по телефону. Открыла свою дверь. Вышла. Закрыла свою дверь. Шаги по коридору. Стук в дверь парня. Открылась дверь. Крик старухи – затихание шума. Шаги старухи. Открылась ее дверь. Шаги старухи. Закрылась ее дверь. Старуха опять говорит по телефону. Закрылась дверь парня. Шум поднялся снова. Ладно. Я могу потерпеть. Бабка, сука, опять тарабанит в мою стену. Нет, так долго это продолжаться не может. К черту еду. Оделась и вышла. Надо пройтись. Оставлю этих Монтеки и Купулетти наедине.

Дальше описывать день не вижу смысла. Я провела его сносно, без каких-либо приключений. Хватит на этот день (хотя все еще впереди). Отдохнула, набралась сил и ближе к 22 часам решила, что можно вернуться к себе. Надежда на то, что всё разрешилось и утихомирилось была. Тлела.

Я вернулась домой. Поднимаюсь по ступенькам (а у меня 4 этаж), невольно прислушиваясь что там и как. У меня ж надежда была. На первом этаже все тихо. На втором тихо. На третьем тихо. Иду на четвертый…пока тихо.

Перед тем, как подойти к самому интересному, я оставлю вас с точками.

.

.

.

.

.

.

.

.

Налила себе еще вина. Вот! Я люблю красное сухое вино. Раньше, в студенческие годы, только им баловались. Ой! Я опять отошла от темы.

Соседи. Поднимаюсь я на свой четвертый этаж. Шума нет, но какая-то суета. Я на этаже. Ступор! В коридоре полно полицейских. Что за черт? Двери к соседям открыты. К обоим. Неужели старуха тишину кровно добывала?! Я остановилась в начале коридора. Три полицейских, которые секунду назад что-то бурно обсуждали, замолчали и уставились на меня. Один из них спросил кто я. Я и объяснила. Меня попросили пройти в свою квартиру и не запираться. Мол, сейчас ко мне придут.

Вот еще новость. Последний раз ко мне полиция ломилась в общаге, когда мы с девочками травку курили. Комендантша сдала тогда нас с потрохами. Больше я с полицией дела не имела.

Лишних вопросов задавать не стала. Пошла к себе. Идя, я обратила внимание, что парень и все его родственники, выстроившись елочкой в дверях, будто ожидали приговора. Как приглашения на казнь. Черт возьми, что происходит тут? Пока я шла к себе и пристально смотрела на них, мой взгляд на мгновение упал в открытую дверь квартиры старой бляди (простите, что я ее так называю, но после утренних каруселей ее иначе язык не поворачивается называть). Кинув взгляд, я увидела, что старуха занимает неестественное положение в пространстве. А если быть точнее, то она повешена на крюке под потолком. «Повесилась старая блядь», - подумала я в тот момент. Полицейские начали толкать меня в спину и просить пройти в свою квартиру. Ко мне придут переговорить.

Я пошла к себе, попутно глядя на «сироток», стоявших в дверях парня. Ситуация приобретала несколько другой оттенок. Красный, что ли.

Я зашла к себе. Только теперь я осознала, как сильно волнуюсь. Первое желание - выпить. Я подошла к шкафу и достала вина с бокалом. Нет! Пить нельзя. А вдруг я свидетельница…или как их там? Вино поставила на место. Села. Надо успокоиться. Подумать. Кто так с бабкой? Парень? Семья его? Все вместе? Нет, я не против такого исхода, но…Что это я? Смерть всегда плохо. А откуда у старухи крюк на потолке? Для чего? Непонятно. Может она готовилась к этому… Нет, надо гнать мысли такие из головы. Тогда вариант один: парнишка и его свита угандошили старую блюдь! Мотив был? Был! У всего дома он был! Желание? Думаю, не меньше моего. Но как-то не очень тонко. А может это кто-то из ее прошлой…блядской жизни…пришел отомстить… Тогда долго шел.

Из глубоких размышлений меня вывел стук в дверь. Открыла. Полиция. Проходите. Садитесь. Полицейский стал расспрашивать кто я и что я, как давно здесь живу, в каких была отношениях с соседкой и все такое. Протокол составлен по протоколу. Я все как есть сказала, а особенно в подробностях рассказала про утро. Удовлетворив его аппетит в ответах, перешла к своим вопросам. Кто подозреваемый? Я? Что случилось, стоило мне отойти? Ответы были более, чем определенные. Он был всего один. Убийцу они и не искали. Просто подтверждали установленную версию. И я, как соседка, была последним звеном. Мое алиби (а я в таковом не нуждалась) подтвердили жильцы дома и консьерж, который видел, как я выходила. Оказалось, что старая блядь таки повесилась. Собственноручно. О чем она оповестила в прощальные записки. Кончает с собой и чтоб ее смерть была на совести соседей, которые так шумели. А-а-а. Так вот почему они елочкой стояли. Им было совестно за смерть старой бляди. Это такое себе «групповое совестно».

Это я сейчас такая смелая, после трех бокалов вина. А тогда я такой не была.

Ей хватило ума и это указать в записке. Соседи и увидели, когда в обед собрались все уходить…тем самым оставив бы бабку в тишине. То есть бабка преждевременно откинулась. Потерпела бы часок другой, гляди и дольше бы глаз мулила. А так…Всё! Отмучалась…Я.

Спустя часа полтора бабку спаковали и вынесли. Квартиру ее опечатали. Соседи за стеной никуда ехать уже не стали. Поодинокие всхлипывания выдавали их «совестно». Я таки достала вино и бокал. Его время пришло. Вот такой вот выходной. Плюс в нем один. А, нет – два. Соседка больше не будет называть меня блядью и мешать своими телефонными разговорами. Это раз. А два – у меня в дневнике появилась новая запись. Так что спасибо соседям и вину. Этот день не забуду ни я, ни мой дневник.

Дневник Саманты. Глава #2 - КОНЕЦ